Стихотворения. Максим Землянский. Читать


Вашему вниманию предлагается подборка стихов Максима Землянского, нового автора нашего времени.

Максим Землянский. Краткая справка

Родился в 1995 г. в г. Сызрань. Выпускник Литературного института им. А.М. Горького в 2017 г.

Стихотворения

***
Прочитайте нам, пожалуйста, что-то из раннего,
Но без лживого дерьма про повторное перерождение.
Скажите просто: «Земля — одуренно большая камера
Без малейших шансов на досрочное освобождение!»

Расскажите нам о том, что люди — не волки.
Или волки, но с зубами гораздо острее.
И скажите, что все имеет капельку толка —
Мама, папа и жизнь, и даже товарищ Ленин.

Расскажите о людях без боли в момент признанья.
О солнце, что всходит, когда ты не хочешь спать.
Если где-то живет Создатель — кто-то помнит момент созданья
И знает уродливый смысл пути из кровати в кровать.

Но не надо говорить нам, что жизнь — это варево.
И сила огня зависит от тяжести прегрешения.
Скажите просто: «Земля — одуренно большая камера
Без малейших шансов на досрочное освобождение!»

***
Отцы что сажают пшеницею
В каждом из нас
Страх.
Мать что забыла
О том что она
Дочь.
Мы все воплощаем
Собою
Один 
Прах.
Мы все умираем в Освенциме 
Каждую
Ночь.

Мы все на Голгофе распяты
В семнадцатом
Истреблены.
Мы- кровосток на безумных
Вьетнамских
Ножах.
Страх — 
это то 
Что рождается
После
Войны.
Боль — это то
Что собой
Укрывает
Страх.

***
Без толку.
Без смысла.
Незнаковым знаком.
Не правда.
Не вера.
Не в пользу. Не в силах.
Реет под небом негаснущим флагом
Дождливая осень на братских могилах.

Сумели б?
Суметь бы…
Как прежде! Как прежде!
И ангелом
В небо
На солнечных минах
Гниёт за рекою последней надеждой 
Фригидная осень на братских могилах.

На знамя
Не знаю
До сердца. До точки.
Беги!
Окликай
Уносящихся милых.
Но машет уже посиневшим платочком
Мертвая осень на братских могилах.
Фригидная осень на братских могилах.
Дождливая осень на братских могилах.

***
Бестолково стоять и смотреть как уходят
Суда.
Бесконечный полет над орлиным гнездом, но назад
Не суметь.
Если смерть — это место, где все навсегда и никто
Никогда;
Ты —
Смерть.

До какого момента мы будем страдать по ушедшим
Векам?
Как убоги они! Доказательств найти?
Оглянись!
Если жизнь – это то, что укажет дорогу к родным
Берегам;
Ты —
Жизнь.

Если есть где-то камень, который упал, доказав невозможную
Прыть,
Если есть где-то сердце, которое стонет, да так, что трясется 
Земля,
Если Я — это то,

что согласно Заветам, я должен сперва
Возлюбить;
Ты —
Я.

***
Я видел сон о томных берегах.
В нем Минотавр ждал меня на Крите.
Я видел сон.
Я ничего не видел.
Я был в бегах.

И я бежал не зная от чего.
Побег доселе был мне неизвестен.
И я бежал.
Но было так
Темно.
Что я не ведал,
Что стоял
На месте.

***
«пуля виноватого найдет»
Как новые тени по старой земле,
Как  странник, блуждающий в поисках пищи,
Виноватый идет по родной стороне
А пуля виноватого не ищет.

Обжигающий души небесный напалм
Согласен
Отныне
на жертву
Любую!
Виноватый счастлив,
Виноватый упал,
Виноватый нашел
Пулю.

***
Слеза любви моей — горючая слеза.
Твой век , как мир, ежесекундно вечен.
Когда Господь мне выколет глаза
Я буду рад — мне плакать будет нечем.

И снова с жизнью заключив пари,
Как вечный долг перед чужим прощеньем,
Я псов соломенных возьму в поводыри,
Чтоб небеса смотрели с восхищеньем.

***
На три любви холостого выстрела
Не хватит пять боевых патронов.
Я буду лживым, я буду искренним
На общей могиле несчастных Неронов.

Я буду прятаться, горбиться, греться,
На том костре, где сгорали люди.
На три летальных исхода сердца
Не хватит тех, кто меня забудет.

Я буду мир, где приказ « не верьте!»-
Единственный возглас среди молчанья.
У каждой жизни, у каждой смерти
Не хватит времени для прощанья.

***
Спи, страна. Мы уже проиграли.
Бой окончен, солдаты мертвы.
Те вершины, что нам обещали,
Дальше памяти, ниже травы.

Спи, страна. В назиданье калекам
Не проснись, если будет подъем.
Ты пугала людей Человеком,
Ты тушила пожар огнем.

Спи спокойно, могло быть и хуже.
Есть вселенская доля у нас.
Жди Спасителя в гибельный час,
Если он тебе все еще нужен.

***
Мне не нравится свет.
Только что бы я делал без света?
Не увидеть друзей,
Не заткнуть гробовое молчанье.
Я во тьме терпелив,
Но у тьмы не попросишь совета.
Не заметишь стрелы,
И не скорчишь лица на прощанье.

Мне не нравится мир.
Только что бы я делал без мира?
Умереть- ну и что?
Я живым бы завидовать начал.
Я , конечно, умру.
Так несите мой гроб по квартирам.
Может, кто-нибудь вспомнит,
А кто-нибудь даже
Заплачет.

***
Небесам не до снега в последний час.
Не в укор будет сказано Богу, все же.
Расстояние в мысль. И свет погас.
Горделиво пространство скребя по коже

Простирается ветер и плачь в дали.
Если буду один- значит дело не в нас.
Я хочу быть собакой, уснувшей в пыли.
Но земле не до пыли в последний час.


Я шагну за порог, испугавшись дождя.
Этот страх никогда не был в списке законных.
Скольких жизней ты стоишь, прожитых зазря?
Скольких песен ты стоишь, в бреду сочиненных?


Я хочу быть живым. Как живые, скорбя,
По красивой печали — не в бровь, а в глаз.
Небесам не до снега в последний час.
Ну и хрен с ним, со снегом,

Я жду тебя.

***
А если и правда завтра мы все умрем?
Что тогда будет с комнатой и недопитой
Водкой, которую вроде должны были пить
Вдвоем?
Каким-таким страшным органом будет все это
Накрыто?
А если и правда завтра придет пиздец?
Может не всем, но точно уж нам обоим.
Давай-ка заранее мы доедим холодец
(вдруг пропадет), уберемся
Поклеим обои.
Чтоб если вдруг Господь бы сюда пришел
Он бы увидел сперва чистоту и порядок.
И сам удивился- Мол, Господи,
Как хорошо!
Как хорошо, что они и на небе
Рядом.

***
О тебе мне когда-то шептали Уста.
Тихо так,
недоверья сажая семя.
Мол, твоя
Априорная красота
остается с тобой, несмотря
на время.
Я, Устам не поверив,
рванулся сюда,
Чтобы сбросить навеки сомнений бремя.
Но твоя
Априорная красота
оставалась с тобой, несмотря
на время.
Так я ждал месяцами( летели года),
Обо всем позабыв, ничего не имея,
Но твоя
Априорная красота
Оставалась со мной, несмотря
На время.
Так священным, неверие, будь навсегда,
и приди ко мне, вера,
Ударом в темя!
А твоя
Априорная красота
Да пребудет с тобой, несмотря
На время.

***
Я, бывало, во снах на медведя ходил,
А потом просыпался в испуге.
Я мечтал не о том, и не то находил-
Глаз был слеп и болезненны руки.

И теперь я не знаю- в чем горечь и суть.
Я не ведаю дней и чисел.
И в моей голове бесконечный путь
Никогда не отправленных писем.

И вода из-под крана, как время, течет.
Всем мечам были найдены ножны.
Жизнь моя-это то, где всему свой черед
Где-то между концом и прошлым.

Да, я знаю, что плохо, а что-хорошо.
Плохо-жить, хорошо- утопиться.
Я б сейчас наяву на медведя пошел,
Только мне это больше не снится.

***
Когда ты идешь во тьме- оставляй надежду
На все, кроме собственных рук и слепой удачи.
В разговорах о смерти
 Помни о разнице
 между
Тем, кто доводит до слез и тем,
Кто плачет.

Ведь если ты падаешь с самых небес-
Не  помогут маты.
И с пулей во лбу не поможет любимый взгляд.
… и воина помнят убитые им солдаты,
Они ему на ночь поют: « Мы ждем тебя, брат.»

***
Расскажи мне, Господи, в чем секрет
Назначенья даров твоих?
Если правды нет и неправды нет —
Как в чужих узнавать своих?

Если день-деньской пировать , а в ночь
Кровью с водкой блевать и выть,
То кого мне помнить, кому помочь,
А кого, наплевав, забыть?

Если все на месте, но нету мест
И на каждом своя печать.
Если я не в силах нести свой крест,
То кому мне его отдать?

…То не дует ветер былых побед,
То не гложет сомнений рать.
Расскажи мне, Господи, в чем секрет-
Я способен его принять

****
Щенки доедают умершую суку.
Цветы неживые — живому герою.
Пойдем, дорогая, возьми мою руку.
Пойдем погуляем по минному полю.

В городе- тихо, и пусто в конверте,
Светило на небе утратило цвет.
Пойдем, дорогая, доверимся смерти.
Пойдем- ничего тут хорошего нет.

Весело в пустоши той окаянной,
Где счастье — в попытке. Попытка — одна.
Будь, дорогая , счастливой и пьяной,
Пока не наступишь нечаянно на

То , что зарыто у самого края.
Пойдем погуляем, моя дорогая.

***
Ты знаешь, кто ты. В сущности- никто.
Тебе неведомо, что было и что будет.
И о семье своей ты знаешь только то,
Что это замечательные люди.

Проснувшись утром, сразу похмелись.
Дожить до вечера не выйдет по-другому.
Будь благодарен и жене, и дому
За то, что у тебя такая жизнь.

Они, конечно, пакостный народ.
Людишки, чернь, посредственность всего лишь.
А в том, что ты — мудак и  идиот
Кого, скажи мне, осуждать изволишь?

Не бойся. Я как ты. В твоем пальто.
С твоей женой. И ненавижу судей.
И о семье своей я помню только то,
Что это замечательные люди.

***
Не оставляй следов — снег ли или песок.
Не оставляй следов. То есть, избавься от ног.

Руки сруби до локтей,
Поскольку на каждом пути
Всем, по следам от твоих ногтей,
Тебя будет просто найти.

А дальше: без рук, без ног,
Полумертвый, но в целом здоров,
Ты будешь почти что Бог.
Ты не оставишь следов.

***
Это — руки глубокого старика,
Это – все, что мир предложить не смог,
Это- пастор, страшащийся слова « Бог»,
И моряк, ненавидящий берега.

Это – мир во сне, это-час в ночи:
Тот самый, когда не бывает снов.
Это-день , в который пришли  на зов
Любовники , братья и палачи.

Это- чаща леса, кровавый след.
Это – я, которого больше нет.

***
Меняйся  день, плыви, фрегат бумажный.
Беги река под трехметровым льдом.
И мальчик, взявший автомат однажды,
Оставь свои задумки на потом.

Теряйся, ночь, в глазах остекленевших.
Усни, старик, и пробудись наутро.
Быть может не взаправду, а как будто
Ты, утешение, приди для безутешных.

Дождись, родитель, крика, шага, слова.
Жизнь подаривший, отпусти отважно.
Цвети, существование, чтоб снова
Менялся день и плыл фрегат бумажный.

***
Всегда найдется такой мастак,
Что отыщет правду для всех сторон.
А ты мне нужна точно так же, как
Нарушителю нужен закон.

Ты нужна мне, как слепота провидцу.
Как умершим под Троей- осада Трои.
Выстрел не сделал — не станешь убийцей.
Не был подстрелен — не станешь героем.

Просто тем, кто не мерзнет, не надо греться.
Без болезней бессмысленно быть врачом.
Я хотел бы для рифмы тут вставить «сердце»,
Но оно, боюсь, не при чем.

***
Туда, на небо, сквозь Пресню ушлую,
Голос вокзальный, веди меня
Я каждый день твою песню слушаю,
Каждый, Господи, день ото дня.

Ты, мой Господь, пустотой огорошенный,
Падаешь ниц, как шальная звезда.
Веди меня так, чтобы прошлое в прошлом
Осталось навек, до конца, навсегда.

Знаешь ты, Господи, что раствориться
Ни в правде, ни в смерти никак не могу.
Во всех отражениях страшные лица
Я вижу по ходу на каждом шагу.

Память и страх – оправдание слабости,
Ужаса дня, перешедшего в ночь
Радости, Господи, капельку радости
Дай – это все, чем ты можешь помочь.

Мир – это то, что вовек не состарится.
Ночь – это то, что осталось от дня.
Молитва кончается, но не сбывается
Просьба моя и надежда моя.

Также читайте Максима Землянского в социальных сетях

Паблик ВК: https://vk.com/public146956960

Закрыть меню