Взгляд в прошлое. Становление человечества в “Песне о Гайавате” Г.У. Лонгфелло и в “Эпосе о Гильгамеше”


В данной статье читатель может познакомиться с двумя произведениями классической мировой литературы «Песней о Гайавате» Г.У. Лонгфелло и «Эпосом о Гильгамеше».

Вступление

Целью данной работы будет анализ произведения Г.У. Лонгфелло «Песнь о Гайавате» литературно-сравнительным методом с шумерским «Эпосом о Гильгамеше». Опорным пунктом исследования будет становление человечества, описанное в обоих текстах, т.е. становление письменности, земледелия, охоты – всего того, что в широком смысле называется термином «культура».

Как можно заметить, в рассматриваемых эпосах образ главного героя связан с аллегорическим олицетворением всего человечества и пути его исторического развития. За сказочными образами, гиперболическими метафорами чувствуется некоторый реалистичный фундамент.

Б.А. Гиленсон упоминает, что Г.У. Лонгфелл вырисовывает «естественного человека», Гайавату, исходя из этнографических исследований Скулкрафта и своего романтического представления [ [1], с. 188]. Он говорит: «Поэт наделяет его [Гайавату – Р.Ю.] сказочно-мифологическими чертами» [ [1], с. 188]. Тем не менее, читатель видит, что за его эпическими приключениями стоит нечто большее. Это видно хотя бы по названиям песен: «Трубка мира», «Пирога Гайаваты», «Благословение полей», «Письмена».

Написание «Эпоса» рознится с «Песней» примерно в четыре тысячелетия, однако талант Г.У. Лонгфелла, его основательное знакомство с фольклором индейцев, который, как известно, несёт древнейшие знания, позволил ему найти отличительные черты индейского «Прометея», понять какие художественные приёмы скроют за романтической пеленой от глаз читателя рутинную историю.

Стоит также отметить, что композиции «Эпоса» и «Песни» позволяют выявлять много сходных черт, главной проблемой в фундаментальном анализе является то, что таблицы «Эпоса» не дошли до нас целиком

Достижения Гильгамеша, т.е. человечества, приведены вначале произведения:

В тайны мира проникший, тайны мира постигший,

Всех пределов достигший,

Он узрел ширь земную, он узнал глубь морскую, —

Я о нём повествую.

О веках допотопных, о деяньях былого

Он поведал нам слово,

И на камнях он высек поученья-преданья

О путях пирозданья.

Все изведавший страны, вкруг амбаров Эанны

Вал воздвигнул пространный,

И десницей стальною весь Урук крепостною

Оградил он стеною. [ [2], с. 7]

Исходя из текстов обоих эпосов, мы постараемся проследить, что же принес каждый герой человечеству и что пытались скрыть аллегорией авторы.

Становление человечества

Общие положения

Как отмечает Б.А. Гиленсон:

«Художественная биография Гайаваты выстроена в духе фолклорно-эпической традиции, как цепь ключевых эпизодов: божественное рождение, смерть матери, прекрасной Веноны, воспитание на лоне природы, поиски отца, единоборство с ним, подвиги во имя народа, победа над Мише-Намой (Осетром), Мише-Моквой (Медведем), Меджисогвоном (Волшебником). Во всех деяниях Гайавата движим не жаждой славы, но долгом перед соплеменниками. Он дарует им счастье, мир и благоденствие, чем напоминает народных заступников, героев средневекового эпоса и русских былин».

Поскольку мы сравниваем два эпоса, то выделим только основные пересекающие элементы в борьбе с природой: объединение народов, охота, письменность.

В произведении Г.У. Лонгфелло данную особенность подчеркивала Н.А. Соловьева:

«Как Прометей древнегреческого мифа он приносит в мир индейцев знания: обучает мастерству охоты и земледелия, изобретает письменность, раскрывает тайны врачевания». [ [3], с.473]

Объединение народов

В «Эпосе о Гильгамеше» у царя Урука момент встречи начинается со схватки. Стоит подчеркнуть, что Гильгамеш приказал сделать из Энкиду человека, что намекает нам на то, что тот был из диких людей, т.е. кочевников. Словами произведения:

«Некий муж появился, — так отцу говорил он, —

Шкурой зверя покрыт он.

Он великою силой равен ратному стану

Всемогущего А́ну.

Насыщаясь травою, мчится горной тропою

Со зверьем к водопою.

За добычей своею вслед идти я не смею,

Я от страха немею.

Если вырою яму, он её засыпает,

Западни вырывает.

Как приду я – уводит он зверье, тварь степную.

Я в безделье тоскую». [ [2], с. 8-9]

Город Урук, очевидно, — это признак оседлости народа. Когда Энкиду и Гильгамеш мирятся, если увидеть в них народности, то мы видим объединение диких племен с земледельцами.

Автор «Эпоса» сам говорит о присутствии такого разделения:

Говорит [Эллиль – Р.Ю.] Гильгамешу:

«Так издревле мы судим,

Так назначено людям:

Пашет землю крестьянин, чтоб она колосилась,

Урожаем гордилась.

Скотовод и охотник средь зверей обитают,

Мясо их поедают,

Шкуры их надевают. Так от века бывает… [ [2], с. 58]

В «Песне о Гайавате» есть три момента примирения народов, это песни: «Трубка мира», «Сватовство Гайаваты», «Эпилог».

В «Трубке мира» к объединению народов призывает Владыка Жизни. Можно сделать предположение, что устами Гитчи Манито говорит сам Г.У. Лонгфелло. Как отмечал И.Бунин в предисловии к «Песне»:

«Лонгфелло всю жизнь посвятил служению возвышенному и прекрасному… Он призывал людей к миру, любви и братству, к труду на пользу ближнего». [ [4], с. 559]

Во всяком случае там уже мы видим примирение племен Оджибуэйев, к которому относится Гайавата, и Дакотов, племени Миннегаги.

В песне этот мир скрепляется брачным союзом героев. Тут стоит отметить некоторые детали, по которым можно определить, что, как и в «Эпосе о Гильгамеше», соединяются племена кочевников и земледельцев.

Об оседлости Оджибуэйев говорится в песнях «Пост Гайаваты» и «Благословение полей». Очевидно, что друг людей, Мондамин – это олицетворение земледелия, борьба с ним – это обработка полей, срывание одежды – это сбор урожая. Г.У. Лонгфелло более очевидно очерчивает переход традиций у индейцев, потому что не только герой сражает Мондамина, но и само племя Оджибуэйев, о чем говорят следующие строки:

И сказала Миннегаге

Престарелая Нокомис:

«Вот и Месяц Листопада!

Дикий рис в лугах уж собран,

И готов к уборке маис;

Время нам идти на нивы

И с Мондамином бороться – [Подчеркивание моё – Р.Ю.]

Снять с него все перья, кисти,

Снять наряд зелено-желтый! [ [5], с. 115-116]

Что же говорит о Дакотах Нокомис:

Не вводи в мое жилище

Чужеземку, дочь Дакота!

Злобны дикие Дакоты… [ [5], с. 82]

Данная фраза, сказанная бабушкой Гайаваты, подразумевает то, что народ Дакотов был воинственный, что и свойственно кочевникам.

«Эпилог» повествует о появлении белых людей и о создании союза с ними. Нельзя здесь забывать о том, что индейцы сильно пострадали от появления европейцев, но все-таки Г.У. Лонгфелло важно было показать, что для индейцев это был путь к цивилизации. Как говорит на прощание Гайавата:

Наставленьям их внимайте,

Слову мудрости внимайте,

Ибо их Владыка Жизни

К нам прислал из царства света… [ [5], с. 183]

Таким образом, мы увидели, что и в «Эпосе о Гильгамеше» и в «Песне о Гайавате» есть схожий мотив объединения народов, который был свойственен истории любого государства. Несмотря на то, что в обоих произведениях видно объединение лишь двух людей: Гильгамеша и Энкиду, Гайаваты и Миннегаги, но это сводится к аллегорической трактовке их, как некоторых племен, народностей.

Охота

Как известно, земледелие пришло к человечеству гораздо позднее, чем владение инструментами охоты. В обоих произведениях есть так или иначе сцены этого ремесла, но нас больше будет интересовать аллегорические картины, художественные образы.

«Эпос о Гильгамеше» начинается с похода двух героев за кедровым лесом. Там они сражаются с Хумбабой, стражем леса. После сражения погибает Энкиду, чем расплачивается за борьбу с природой.

Если рассматривать эту схватку не как бой с мистическим чудовищем, то выявляются реалистичные детали происходящего. Хумбаба олицетворяет злые, мистические силы, которые преподносит естественный отбор в природе. Хищники, ядовитые растения, холод, жара, голод, болезни – всё это являет собой Хумбаба. Исходя из этого, неудивительно становится, что сам Гильгамеш не попадает под гнев богов. Энкиду погибает, потому что он является образом той части человечества, которая погибла в борьбе с природой, а Гильгамеш, как и закладывалось в идее эпоса, является человечеством, которое бессмертно хотя бы до нынешнего момента.

В «Песне о Гайавате» мотив охоты пронизывает почти всё произведение, почти в каждой части герой на кого-то, но охотится. Обратим более пристальное внимание на песни: «Пирога Гайаваты», «Гайавата и Мише-Нама», «Гайавата и Жемчужное перо».

В первой из упомянутых песен примечательно, что борьбу со стихией ведут два человека. Если в «Эпосе о Гильгамеше», как уже упоминалось, деление идёт на жертву и выжившего, то Г.У. Лонгфелло, скорей всего, подчеркивает важность коллективного труда в освоении природы.

Гайавата самостоятельно делает пирогу, в чём ему покорно помогает природа. Далее он нуждается в услугах Квазинды, который настолько силен, что может без проблем расчищать реку от веток, ила и водорослей.

Упомянутые песни являются единым целым: во всех них речь идёт о борьбе с водной стихией.

Во второй песне Гайавата находит способ ловли щуки, луна-рыбы и окуня, т.е. дарит человечеству искусство рыболовства. Как говорит библейская притча: «Дай человеку рыбу, и он будет сыт один день, научи его ловить рыбу, и он будет сыт всегда».

После он понимает, что жир позволит пироге проходить через тину болот, что позволяет ему победить Жемчужное перо. Как и в «Эпосе», Гайавата получает щедрую награду за свои поиски.

Заметим, что Квазиндо умирает, причем, по рациональным меркам, совсем при странных обстоятельствах. Его убивают Гномы из-за какой-то непреодолимой злобы. Примерно по таким же божественным, неоправданным причинам умирает Энкиду. Также вспомним, что в погоне за оленем умирает Чайбайабос.

Таким образом, мы видим, что в «Эпосе» и «Песне» ярко раскрывается мотив приобщения человечества к охоте, что не остается для него без потерь. В «Эпосе» умирает в борьбе с природой Энкиду, в «Песне» — друзья Гайаваты: Квазиндо и Чайбайабос.

Письменность

Многие исследователи связывает само отделение человека как вида от царства природы при создании языка. Ярким примером служит Библия, в которой изреченное божественной сущностью слово создает окружающую действительность.

Язык – лишь шаг на пути к цивилизации. На это обращает внимание Г.У. Лонгфелло:

Память о великих людях

Умирает вместе с ними;

Мудрость наших дней исчезнет,

Не достигнет до потомства,

К поколеньям, что сокрыты

В тьме таинственной, великой

Дней безгласных, дней грядущих. [ [5], с. 118]

Большинство литературоведов «Эпоса» отмечают, что главной проблемой произведения – это проблема бессмертия, его возможности для человеческого существования. Шумерский текст является ответом в самом себе – Гильгамеш был увековечен в памяти людей, когда его легенда обрела материальную форму.

Гайават стремится подарить письменность во благо своему народу. Стоит отметить художественное многообразие песни «Письменность», каждый знак оснащается символическим значением. В данной части Г.У. Лонгфелло работает, как профессионал, ведь, как известно, он обладал очень обширным познанием различных языков.

Заключение

Подводя итоги, можно с уверенностью сказать, что Г.У. Лонгфелло в своём произведении хотел передать гораздо больше, чем обычную сказку. Его призыв – это мир во всём мире, он с оптимизмом смотрит на человека, который преодолел много преград на пути к цивилизации.

Символично и то, что автор вначале делает акцент на надгробие, т.е. обращается к читателю с призывом: помнить о подвиге предков. В конце концов, индейские племена позволили ему описать «естественного человека», которым и была европейская цивилизация в самых зачатках, а слова, относительно будущего индейцев,  с равной долей могут применяться к любой нации:

А потом уже иное

Предо мной прошло виденье, —

Смутно, словно за туманом:

Видел я, что гибнут наши

Племена в борьбе кровавой,

Восставая друг на друга,

Позабыв мои советы;

Видел с грустью их остатки,

Отступавшие на Запад,

Убегавшие в смятенье,

Как рассеянные тучи,

Как сухие листья в бурю! [ [5], с. 176]

И тут посыл автора понятен: нужно усердно трудиться, жить в мире и согласии, помнить подвиг людей-первопроходцев.

Список литературы

1. Гиленсон Б.А. История зарубежной литературы XIX века: учеб. пособие для студ. учреждений высш. проф. образования. М.: Академия, 2012.
2. Гильгамеш. СПб.: Пушкинский фонд, 2001.
3. Соловьева Н.А. Зарубежная литература XIX века: учеб. пособие для студ. учреждений высш. проф. образования. М.: Академия, 2013.
4. Елизарова М.Е., Колесников Б.И., Гиждеу С.П., Михальская Н.П. История зарубежной литературы XIX века. М.: Просвещение, 1972.
5. Лонгфелло Г.У. Песнь о Гайавате. М.: Детская литература, 2012.

Читайте статью на Яндекс.Дзен:

https://zen.yandex.ru/media/id/5d4d3ef235c8d800ac847ffb/vzgliad-v-proshloe-stanovlenie-chelovechestva-v-pesne-o-gaiavate-gu-longfello-i-v-epose-o-gilgameshe-5e08ca7ec49f2900ae665cdc

Закрыть меню