Анализ стихотворений Максима Землянского


В данной статье будут разобраны несколько стихотворений Максима Землянского, автора нового времени.

Ознакомиться с содержанием подборки можно по ссылке: http://litpublic.ru/2019/08/24/читать-максим-землянский-стихи/

Автор статьи: Мыскин Роман

Остановите войну! Нам не место в братских могилах!

Основной темой Максима Землянского является смерть, но в отличие от большинства авторов нашего времени, выводы о ней не являются результатом каких-то пространных размышлений или рефлексии, скажем так, Максим Землянский не думает о собственной смерти, а о самой сути смерти. Для выражения своих мыслей он выбирает событие, где смерть присутствует повсеместно – это война, однако, как человек мирного времени, он рассматривает войну в оставшихся памятниках, братских захоронениях.

В смерти автор видит неотделимую злую и несправедливую сущность человека.

В смерти автор видит неотделимую злую и несправедливую сущность человека. В стихотворениях «Отцы что сажают пшеницею…», «Без толку…», «Спи, страна. Мы уже проиграли» данная проблема поднимается особенно остро. В войне Максим Землянский видит искажение человеческой природы, её заведомую извращенность, потому что война – смерть, потому что война – это убийство одним человеком другого человека, потому что убийство можно предотвратить новым убийством.

Среди основных приемов автора можно ответить риторические перебивки и риторические восклики. Его стихотворения могут показаться порубленными, часто смысл теряется из-за обрывочности фраз. Цель автора предоставить читателю или слушателю мозаичную картинку с недостающими частями, что дает простор фантазии воспринимающего, однако может навредить, если недостающих частей мозаики будет не хватать.

В стихотворениях  «Бестолково стоять и смотреть как уходят суда», «Небесам не до снега в последний час» автор поднимает проблему любви, но в своих проявлениях она связана у Максима Землянского либо в горечи, либо в тяжелое время, вроде последних минут до смерти.

Несомненным преимуществом автора, на которое, к сожалению, не акцентировал внимание автор статьи, являются изящно построенные метафоры. К примеру:

«Земля — одуренно большая камера
Без малейших шансов на досрочное освобождение!»

«Мы — кровосток на безумных
Вьетнамских
Ножах».

«Но машет уже посиневшим платочком
Мертвая осень на братских могилах.
Фригидная осень на братских могилах.
Дождливая осень на братских могилах».

«Слеза любви моей — горючая слеза.
Той век, как мир, ежесекундно вечен».

Данные обороты придают стихотворениям Максима Землянского красоту и черты поэзии, которые вдохновляют читателей и приносят им эстетическое удовольствие. Но, как и большинства современных авторов, у автора иногда эти метафоры слишком заковыристы, что затрудняет восприятие. Но если их не читать а слушать, а выходит весьма неплохо.

«Прочитайте нам, пожалуйста, что-то из раннего…»

Стихотворение несет в себе иронию по отношению к искусству стихосложения. Основной лозунг данного произведения – это вывод, что «Земля — одуренно большая камера // Без малейших шансов на досрочное освобождение!»

Метод стихотворения заключается в заочном споре с некоторым поэтом, который рассказывает о своем творчестве на сцене. Через отрицание лирический герой автора выражает собственные мысли.

«Земля — одуренно большая камера // Без малейших шансов на досрочное освобождение!»

Он  приходит к осознанию безысходности и бессмысленности сущего. В первой строфе утверждается, что жизнь – это камера, тюрьма, темница. Во второй рассказывается о жителях этой темнице: людях-волках, а также ценности, за которые эти люди цепляются: семья, смысл жизни, идеология — например, коммунизм. В третьей строфе оспариваются идеалы жизни: признанье без боли (здесь автор статьи предполагает, что речь идёт о признанье в любви, которое в идеале сочетается с полетом души и волненьем, но никак не с болью), больная тема нашего времени – восходящее солнце как символ утро, в которое можно бодрым начинать день, а также высмеивает бога как создателя уродливого мира, где каждый ходит от сна до сна. Четвертая строфа приходит к логическому выводу, что нужно отбросить все философские учения, попытки объяснения происходящего, а надо просто принять бытие в его экзистенциальном поражении.

По своему содержанию данное произведение является выкриком. Трудно найти причины таких прискорбных выводов о бытие, нет подводки и экспозиции. Также нет и выводов, призывов к действию.

В целом, именно форма выкрика лишает стихотворение художественных достоинств. Смысл произведения угадывается не с первого прочтения, а после видно, что нет никаких глубоких метафор и смыслов, просто каждая фраза обрублена – её приходится обдумывать и додумывать.

Ещё стоит обратить внимание на окказионализм «одуренно», впрочем, автор статьи не сомневается, что здесь есть авторская самоцензура.

«Отцы что сажают пшеницею…»

У стихотворения есть кольцевая структура, так как оно начинается и заканчивается с рассмотрения сущности страха. При помощи риторической перебивки Максим Землянский выстраивает систему образов, взаимосвязанными между собой. Обращаясь к страху, мы видим, что отцы взращивают его в нас (тут речь, видимо, об авторитете, об уважении старших), а дальнейшие строки относят страх к тому, что рождается после войны. Не смотря на различные причины страха, видно, что его сущность от этого не меняется.

Он видит в них одну идею, объединяющую различных людей, – насильственная смерть.

Вывод о том, что «Мы все воплощаем // Собою // Один // Прах» поднимает проблему о единстве нас как человеческой расы, как одной души мира. По аналогии с предыдущим выводом человек остается человеком, несмотря на причины. Именно поэтому матери так же едины с дочерями, как и со своими матерями.

Максим Землянский перечисляет четыре исторических пласта, вспоминая Вторую Мировую, распятие Христа, Вьетнамскую войну и революцию в России. Несмотря на разброс данных событий, он видит в них одну идею, объединяющую различных людей, – насильственная смерть. Для него эти события откликаются в каждом из нас. Причины в этом просты: несмотря на происходящее с нами, мы остаемся людьми и в этом наше единство.

«Без толку…»

Стихотворение начинается с семи отрицаний. К сожалению, только за этими отрицаниями и проглядывает смутный смысл строк автора.

Это вскрики обезумевшего поэта над несправедливой правдой жизни. Так и видится сцена, где главный герой стоит перед Бабьим Яром, оглядывается на ГУЛАГ, глядит на фотографии Хиросимы и Нагасаки, и сходит с ума от невозможности увиденного.

Максим Землянский переосмысливает привычные нам образы в негативном поле. Знамя войска, его честь и доблесть реет над братскими могилами, над телами павших за это знамя людей. Образ невинных ангелов перевоплощается в лица солдатов, что летят прямым рейсом в небеса, подрываясь на минах. В последней же строфе образ парочки влюбленных воплощается в образе батальона, наступающего в бой.

Хотя к данному произведению стоит отнестись с большей критикой, нежели восторгом. Со сцены декламация может показаться эпичной, душевной, полной чувств. Но смысловая ткань от этого рвется. Чтобы понять смысл строк автора приходится приложить усилия и это не первая строка Максима Землянского. Впрочем, это даже не недостаток, скорее преемственность школы Серебряного века.

«Бестолково стоять и смотреть как уходят суда»

Основной оператор, назовем его так, данного стихотворения – это оператор условия «если». Кстати, весьма занятно представить данное стихотворение как задачу по информатике в школе.

В целом, окончание каждой строфы открывает нам свойство транзитивности, из которого, если а=б и б=с, то а=с.

К сожалению, на этом и заканчивается художественность данного произведения, как бы это ни было парадоксально. В первой строфе говорится про уходящее судно, про полет над гнездом, во второй про страдание по прошлому, в третьей про упавший камень и так далее – набор бессвязных образов.

 Единственный трюк, который удалось разглядеть автору статьи – это замечательный предлог для признания в любви. Все до последних слов: «Возлюбить; // Ты — // Я» — является лишь отвлекающим маневром, набором пафосных фраз с глубочайшим смыслом. В этом и открывается простота.

«Как новые тени по старой земле…»

Фраза «пуля виноватого найдет» переосмысляется Максимом Землянским в данном стихотворении как образ слепой Фемиды, беспощадной справедливости, воздаянием каждому за заслуги. Автор утверждает обратное: не пуля ищет виноватого, а виноватый ищет пулю. Он счастлив когда находит её и это наводит на выводы Достоевского о том, что за преступлением следует наказание, а Раскольников сам искал это наказание.

«Слеза любви моей — горючая слеза»

В данном произведении говорится о безответной любви, ибо жаждать освобождения можно только от такой любви. Но автором подчеркивается абсурдность и такой любви, и страдании о ней, и о возможности освобождения.

Первая строфа трагедийно просит  избавления, подобного тому, как Эдип выколол себе глаза, потому что слезы любви жгут лирическому герою глаза. Во второй же строфе данная ситуация доводится до полного хаоса, который мы встречали в стихотворениях, например, Обэриутов, а именно, представьте картину, небеса СМОТРЯТ на незрячего, ведомого соломенными игрушками, при этом смотрят с восхищением.

«На три любви холостого выстрела…»

В целом, автор статьи признается честно, что ничего не понял в этом стихотворении, поэтому попробуем выявить несколько метафор и дождемся понимающего, дадим ему, так сказать, несколько подсказок в изучении.

Во-первых, выстрелов, судя по всему, шесть, один из них холостой, как в револьвере. Проступает нередкий для автора образ «общей могилы». Последняя строфа говорит о нашем мире, где не нужно верить сказкам родителей и СМИ. Мысль о том, что времени мало также проступает четко.

Весьма обескураживающим является первое предложение. Вспоминается «простить нельзя помиловать», так как весьма непонятны чисто синтаксические связи. «Три любви холостого выстрела» — это как рыба холодного копчения? Или все же «холостого выстрела не хватит» тут тире, вроде пропуска слова нужно, «пять боевых патронов».

«Спи, страна. Мы уже проиграли»

Стихотворение Максима Землянского поднимает тему войны и смерти, цену свободы и мира. В произведении проявляются черты экзистенциализма, описывающего падшую природу человека.

Ведь так и получается, что любая победа в войне – это поражение. Вспомним, какие воспоминания о дне победы в Великой отечественной войне дошли до наших времен хотя бы строками песни: «Это праздник со слезами на глазах».

Любая победа в войне – это поражение.

Кстати, весьма печально, что на данный момент праздник победы подается не как день памяти погибшим в бессмысленных битвах, не как день борьбы с философией преобладания одной расы над другими, не как шесть лет, в которые по всему миру сломали миллионы человеческих судеб, а как преобладание нашей военной мощи (не это ли фашизм?), как веселая шутейка (о чем говорят плакаты с немецкими солдатами и техникой, которых выдают за наших, а также о георгиевских ленточках, которые разве что вокруг детородного органа не обматывают), как инструмент политической борьбы (с раздачей корочек хлеба ветеранам и блокадникам вместо обещанных квартир).

Последняя строфа, в частности, напоминает нам о наших русских скрепах. «Могло быть и хуже», «вселенская доля», а ещё и «Спаситель», который нужен ли для людей прошедших через такой ад, как война.

По своей структуре стихотворение больше напоминает колыбельную. Кстати, в традиционных мотивах колыбельные были полны трагедийных сюжетов, которые не обошли и данное стихотворение. Единственное, чего не хватает для фольклора – это ритмической структуры, которая вводила бы младенца в сон.

«Мне не нравится свет»

Как замечал один мем из интернета: «Окстись, в твои годы Лермонтов уже разочаровался в жизни, а ты всё улыбаешься и улыбаешься». В связи с данным стихотворением мне вспоминается «Монолог» Михаила Юрьевича. Такая же безысходная тоска и разочарование с одной только разницей, что Максим Землянский ещё видит в свете смысл из-за друзей, а Лермонтов не знал «ни любви, ни дружбы сладкой».

Само стихотворение заслуживает пометки «Вспоминая Байрона». Такая же безысходность и тоска, даже удивительно, как одна и та же меланхолия живет в сердцах столь различных поколений.

«Небесам не до снега в последний час»

Весьма трудной задачей является определение адресата, к которому обращается Максим Землянский. В данном стихотворении три претендента: бог, смерть и… Как сказал бы Лапенко, «одна особа». Первые два претендента вводятся с первых же строк, обозначенные «небесами» и «последним часом». Как поёт группа Linkin Park:

I tried so hard
And got so far
But in the end
It doesn’t even matter

Перевод:

Я так много старался
И зашел далеко,
Но, в конце концов,
Это ничего не значит.

Так и Максим Землянский рассуждает о самом важном, что есть в последний час. И самое важное в последний час – это любовь, это твоя вторая половина.

Откуда же берется та самая женщина, третий претендент? Она проскальзывает в третьей строфе:

«Скольких жизней ты стоишь, прожитых зазря?
Скольких песен ты стоишь, в бреду сочиненных?»

Ни к смерти, ни к богу лирический герой автора не мог бы обращаться с такими вопросами, только к той, к самой любимой.

«Я жду тебя» — прием, который мы уже видели в стихотворении «Бестолково стоять и смотреть как уходят суда», однако в данном произведении он воплощен в лучшей форме, проступает ровно после четкого смысла, поднимает уже проблемы, а не является изящной риторической фигурой.

Заключение

В заключение хочется отменить невероятную актуальность стихотворений автора. Максим Земляенский является примеров для поэтов нового времени, когда Я в стихах гораздо меньше, чем ТЫ.

В наше время редко встретишь автора, который бы мог выразить что-то не через посредника, которым является ситуация, место или другой человек. Обыкновенно каждый автор пытается рассказать какая-то ситуация, произошедшая конкретно с ним, поэтому теряется художественная ценность, ведь поэт должен рассказывать не о себе, а о мире.

Максим Землянский рассказывает про смерть в ярких красках, хотя его возраст и биография не указывают на его непосредственную близость к трагическим событиям. Причины талантливого рассмотрения смерти в том, что к собственной смерти он равнодушен, но его волнует судьба человечества.


Следите за новыми статьями в нашем паблике Вконтакте: https://vk.com/club185321895

Закрыть меню